Кате Музыревой нужна помощь!

«Нет ничего страшнее, чем боль и страдания детей!»

Болезнь забирает у малышей детство. То счастливое и беззаботное, какое есть у других, здоровых детей. Болезнь делает ребенка сильнее, терпеливее и старше. Старше не по возрасту, а по развитию, по восприятию окружающего мира.


Бледная худенькая девочка встретила нас с порога. Спокойная, немного застенчивая, общительная. Лишь глаза малышки выдают всю тяжесть и грусть, что таится в детской душе вот уже 8 месяцев болезни. Катюша присела рядом с мамой. Во время нашего разговора она не выпускала из рук кошку. Дома девочка всего лишь третий день. За долгие месяцы, проведенные в больнице, она сильно соскучилась по домашним и по Зае с Пусей (так назвала она четвероногих друзей). До 9 лет маленькая Катя росла счастливым ребенком – жизнерадостным, общительным и добрым. Но в апреле этого года все в корне поменялось. Казалось бы обычная ангина привела к тяжелейшим последствиям. И жизнь девочки раскололась на две части – ДО коварной болезни и ПОСЛЕ нее.


– Начались отеки по всему телу. Мы не сразу их заметили. И в легких была вода. Нас отправили в тяжелом состоянии в областную больницу. Назначили сразу терапию, гормоны, – вспоминает мама Кати, едва сдерживая слезы.


Лечение помогало слабо. Организм плохо реагировал на гормоны. 2 месяца девочка находилась на лечении в областной больнице. И вот, казалось бы, болезнь стала отступать. К лету Катю Музыреву выписали домой с ремиссией.


 – У нас еще были плохие анализы. Но потом как-то потихонечку все стабилизировалось, и уже к лету состояние было удовлетворительное, а осенью начались простудные заболевания и в школе, и повсеместно. Мы тоже заболели, – рассказывает Оксана Музырева. Обычного насморка оказалось достаточно, чтобы болезнь принялась за организм ребенка с новой силой. Девочку вновь госпитализировали в ту же больницу. Но лечение уже совсем не помогало. Сейчас идет обострение болезни, как говорит мама девочки. Гормоны – этап пройденный. Повышать и дальше дозы гормональных препаратов просто невозможно. Дальнейшее лечение – это химиотерапия. Других вариантов российская медицина пока предложить не может.


Сегодняшний диагноз Кати – острый гломерулонефрит, нефротический синдром со снижением концентрационной функции почек. Сейчас ей требуется интенсивная терапия. Российская медицина помочь ребенку уже ничем не может. От последнего, КРАЙНЕГО варианта лечения – химиотерапии, мама Кати категорически отказалась. После поисков в Интернете и советов знакомых, родители девочки нашли клинику в Германии, где занимаются проблемами почек. Они отправили запрос немецким врачам с приложением выписного эпикриза.


– Немецкие врачи говорят, что заболевание тяжелое, что лечится длительно, но они готовы нас принять – это их профиль. В отделении города Эрлангена в Баварии занимаются именно почками, такими тяжелыми заболеваниями почек, как наше. Это огромная клиника при университете. Нам пишут, что сейчас у них ведутся новые разработки в лечении данной болезни, поэтому мы хотели бы попробовать, – говорит мама Кати.  Статистика оптимистична: в Германии при таком диагнозе лишь в 10% из 100 применяют химию, в 90% случаев обходятся без нее. В ответе на запрос Музыревых, врачи пишут, что на основании имеющихся документов, за обследование и лечение Кати необходимо будет заплатить от 4500 до 6500 тысяч евро. Однако есть оговорка: при необходимости проведения дальнейшего лечения либо при возникновении осложнений будут дополнительные расходы. В рублях эта сумма звучит немного реальнее – почти 270 тысяч руб. Близкие родственники малышки всеми силами собирают средства. Но необходимую сумму набрать не удается. Оксана Музырева 8 месяцев болезни дочери вынуждена была находиться рядом, соответственно о работе ей пришлось забыть. В семье из четырех человек (есть еще старшая дочь) работает только муж. Даже если попробовать взять кредит в банке, расплачиваться все равно нечем. На вопрос, насколько заболевание опасно для жизни дочери, мама отвечает осторожно (Катя сидит рядом):


 – Опасно. И времени особо нет, пока не перешло в хроническую форму, ждать здесь нельзя!


 Последствия диагноза зависят от того, в какую форму может перейти заболевание. При переходе в нефротическую форму у 30% детей болезнь прогрессирует и приводит к хронической почечной недостаточности и (как следствие ее) переходу на аппарат искусственной почки.  При смешанной форме в половине случаев заболевание заканчивается аппаратом искусственной почки. Через 15 лет течения смешанной формы в 50% случаев есть риск потерять больного.  У Катюши много планов на жизнь. Она любит читать, рисовать в технике «граттаж», вместе с папой мастерит удивительные произведения архитектуры. А самая заветная ее мечта – стать музыкантом. Сейчас она учится петь в хоре и осваивает фортепиано. Давайте поможем большим мечтам еще такого маленького человека сбыться! Счастье этой девочки теперь в наших рука!



Источник: biabor.ru07.12.2012 8:41:19